Клубы самодеятельной песни (КСП)

Мы приводим отрывки из неопубликованной работы Е. Дмитраковой “Подкультура клубов самодеятельной песни”:

“История клубов самодеятельной песни (КСП) началась в конце 1950_х гг. За этот период времени КСП получали структуру, традиции, состав участников клубов расширялся. КСП — это клубы, объединяющие людей, любящих песню под гитару и стихи. Реальный кспэшник может не писать Клубы самодеятельной песни (КСП) стихов и текстов песен, не играть на гитаре, но он непременно находится на вечерах, обычно, неизменных для каждого клуба (к примеру, вторник в “Радуге” и “Меридиане”), на юбилеях и деньках рождения и т. п. Таким макаром, выходит, что кспэшник имеет неизменный круг общения с братьями по крови”, это Клубы самодеятельной песни (КСП) неотъемлемая часть его жизни…

В 50_е годы КСП состояли в главном из молодежи с техническим образованием. Доминировал принцип приоритетности содержания песни, а не прекрасный глас и техника игры на гитаре. На данный момент акценты поменялись: стала преобладать другая тенденция — рвение к качеству выполнения. Нынешняя молодежь — это по большей части студенты либо выпускники Клубы самодеятельной песни (КСП) гуманитарных факультетов. Почаще чем ранее встречаются люди с музыкальным образованием. Технари нацелены на информацию, отсюда — акцент на текст. Для гуманитария главное — всестороннее совершенство...

1-ый узнаваемый мне клуб “Восток” был открыт 23 декабря 1961 года. Основали его туристы. Встречи по понедельникам переросли сами себя. Потому песни тогда по большей части Клубы самодеятельной песни (КСП) были походные. Песни другой темы приняли не сходу. Дело в том, что кому_то более по нраву песни конкретно походно_костровой темы (Вихорев, к примеру). На сегодня уже не существует очевидной связи туризма и КСП, а ведь ранее даже прогуливался таковой термин как “гитуризм” — гитара+туризм. Для туристов песня это Клубы самодеятельной песни (КСП), сначала возможность отдохнуть у костра, тут принципиально чувствовать единство вместе и с природой. Потому репертуар должен быть известен всем, момент авторства либо, по другому говоря, сочинительства отсутствует.

“ На игре, естественно, игроки должны получать какое_то наслаждение от игры, но я не считаю, что оно должно быть непременно боевым. У нас Клубы самодеятельной песни (КСП) пока вот тут, сейчас, игра идет довольно вяло в смысле боевом, зато хе_хе_хе, я бы не произнес, что игра не идет. Пэры, во всяком случае играют, епископ играет и даже войско пробует как_то играть. Хотя войско, естественно скучает и мокнет.”

В КСП люди стремятся отыскивать Клубы самодеятельной песни (КСП) либо выдумывать новые песни. Посреди обыденных туристов нетрудно распозать кспэшника: сначала по его нежеланию отдавать гитару и по вниманию к новенькому тексту песни. Авторская песня, обосновавшись в клубах, получила неплохую базу для развития... Виды кспэшных мероприятий: фестивали, концерты, юбилеи, вечера песни, слеты, домашние концерты, квартирники. Фестивали авторской Клубы самодеятельной песни (КСП) песни в Петербурге: “Весенняя капель”, “Осторожно, листопад”, “Топос”, “Петербургский аккорд”. По времени фестивали могут проходить от 2—3 дней до месяца. Рядовая процедура заключается в прослушивании, отборе наилучших, их выступлении, концерте лауреатов и, может быть, заключительном галаконцерте с ролью гостей, членов жюри, оргкомитета, лауреатов прошедших лет.

Хиппи.

Особо много рекрутов новенькому движению Клубы самодеятельной песни (КСП) отдала “Система”: толкиенские имена и образы стали чуть не средством самоидентификации русских хиппи, а в среде самих ролевиков (толкиенистов) появилась шутка о том, как смотрится реальный эльф — “в 2-ух хайратниках и с фенечками до локтя”.

Энергеты.

Юные люди, увлекающиеся разными волшебными практиками отыскали свою нишу на ролевых играх. В особенности много Клубы самодеятельной песни (КСП) рекрутов движение получило от последователей Карлоса Кастанеды.

11. Растаманы— последователи философии песен Боба Марли. В ближайшее время представители этой подкультуры стали пополнять ряды ролевиков.

12. Зарница— военно_спортивная пионерская игра. В сентябре 1967 года ЦК ВЛКСМ приняло решение “О всесоюзной военно_спортивной игре “Зарница” и с того времени практически 30 лет Клубы самодеятельной песни (КСП) в неё игрались на просторах нашей страны.

Ролевое движение совсем оформилось к 1985 году, пополнив свои ряды членами КЛФ (Клуба любителей фантастики), КСП (Клуба самодеятельной песни), этнографами, языковедами, историками и др. — всех просто не перечислить. Конкретно КЛФ был тем последним штрихом, который окончил композицию. Игры вышли на новый уровень: научно_фантастический. Признанными Клубы самодеятельной песни (КСП) центрами ролевого движения сделались Москва, Ленинград, Киев, Екатеринбург и Казань.

Так прошло еще 5 лет. Ничто, казалось, не сулило перемен, когда в 1989 году грянул гром посреди ясного неба, и звался он — “Владык Колец”. Осень 1991 и 1992 годов — время возникновения региональных игр. Организовывались они по_разному и собирали от двух_трех Клубы самодеятельной песни (КСП) 10-ов до полу_тора сотен участников. Правда, сразу выяснилось, что разница меж игрой_однодневкой и многодневной баталией очень велика. Когда игра идет не_сколько часов, то нет необходимости в организации быта и ночевки, главная роль отводится действию.

Появились произведения, написанные по мотивам игровых событий, например, выпущенный в Клубы самодеятельной песни (КСП) 1997 году издательством АСТ роман Алексея Свиридова “Крутой Герой” либо вышедшая в ЭКСМО в том же году трилогия — “Ищущий битву”, “Колесничие Удачи” и “Закон Единорога”, — создатель которой прятался под псевдонимом Владимир Свержин. Но в большинстве случаев игры служили поводом для написания произведений “снаружи”, тогда и появлялись вещи, подобные “Лабиринту Отражений” Сергея Лукьяненко. Вобщем Клубы самодеятельной песни (КСП), российские писатели вообщем отличались значительной симпатией к ролевому движению: на разных играх и околоигровых мероприятиях не один раз были увидены Сергей Лукьяненко, Лена Хаецкая, Мария Семенова, Алексей Свиридов; маститыми ролевиками числятся известные критики Владимир Борисов, Вадим Казаков, Сергей Переслегин и др. Словом, ролевые игры стали частью Клубы самодеятельной песни (КСП) российскей фантастики и фэндома. Таким макаром, за три_четыре года подкультура ролевых игр обширно распространилась по всей местности бывшего Союза.

“Он по радио что_то гнусил в Хоббит_клубе, и мы, нажратые, послушали, послушали, телефон_чик записали и через год позвонили. С друзьями дорогими пришли к нему и вынесло Клубы самодеятельной песни (КСП) нас на игру...”

Сначало по собственному соц составу игровая среда практически не отличалась от фэндома конца 80_х — начала 90_х годов. Тем паче, что основная масса людей пришла в ролевые игры конкретно из КЛФ и КСП, а большая часть старенькых ролевых клубов (во Владивостоке, Хабаровске, Новокузнецке, Уфе, Казани) до сего времени сохраняют форму Клубы самодеятельной песни (КСП) и структуру КЛФ. Известны, правда, случаи, когда размежевание меж фэнами и ролевиками проходило очень бурно, так в 1992 году секция ролевых игр КЛФ МП “Эгладор” была с шумом изгнана из клуба за фехтовальный турнир в институтском коридоре. посвященный столетию со денька рождения Дж. Толкиена, также за кражу пожарного рукава, пошедшего Клубы самодеятельной песни (КСП) на ножны для клинков. Пришлось “Эгладору” находить для себя новое место сбора. Им оказалось здание библиотеки Нескучного сада. Но, через два года существования, ролевиков попросили и оттуда. Но с того времени, площадка перед зданием библиотеки в народе называется “Эльфятником”. Ценности движения равномерно изменялись. Если старенькый фэндом принимал себя частью Клубы самодеятельной песни (КСП) общества, только больше других направленной в будущее, то подкультура поклонников фэнтези, строящих чудесные миры по заветам Толкиена, этого уже не чувствовала. И ни фэнтези, ни ролевые игры тут не повинны. Просто поменялось время. Дух коллективизма был объявлен старомодным пережитком и пропал, но вкупе с ним у людей пропало и Клубы самодеятельной песни (КСП) чувство общности с тем социумом, в каком они пребывали. Более суровой неувязкой движения стала та, которую сначала и увидеть было тяжело. Как уже говорилось, к середине 90_х ролевое движение образовало некоторое подобие социума, с откровенно феодальной структурой. Этому содействовал не только лишь средневековый антураж большинства игр, да Клубы самодеятельной песни (КСП) и сам метод существования ролевых клубов. Основным, что отличало их от КЛФ, была необходимость постоянной практической деятельности, при этом очевидно милитаризированного нрава: подготовка команды для игры, фехтовальные тренировки, закупка и изготовка реквизита — орудия, доспехов, игровой одежки, также полевого турснаряжения. Все это добивалось сотворения размеренной и жесткой структуры, функционирующей Клубы самодеятельной песни (КСП) не только лишь на период игры. Феодальная пирамида власти смотрелась неотъемлемым элементом движения и соц разделение равномерно стало восприниматься как само собой разумеющееся. Появилась элита, состоящая из заслуженных “крутых” игроков с огромным стажем, широкой известностью и практически непреложным авторитетом — типичное игровое дворянство, вожди, повелители и князья. окруженные пышноватой свитой. Они Клубы самодеятельной песни (КСП) уже не только лишь игрались эти роли, да и в быту посреди “собственных” вели себя соответственно, тем паче, что некоммерческий нрав игр давал финансовую возможность организовать действо на две_три сотки человек только немногим клубам. Кто платит, тот и заказывает музыку, и фавориты больших ролевых объединений, начав игру Клубы самодеятельной песни (КСП) в феодализм, задали эти правила всем остальным. Для того, чтоб быть причисленным к элите, стало уже недостаточно собрать свою команду — требовалось получить для нее роль. А мастера все почаще распределяли наилучшие и более приметные роли, исходя из собственных симпатий и собственной оценки статуса игрока. Потому главные роли занимали одни Клубы самодеятельной песни (КСП) и те же люди. В ролевом движении появились свои поэты и писатели. В связи с этим дать общий и сразу достоверный соц портрет игрового движения очень проблемно. “Тусовочная” часть ролевого движения, как уже упоминалось, сейчас в главном состоит из школьников, студентов (часто “нескончаемых”) и молодежи, без особенного рода занятий. “Мастера Клубы самодеятельной песни (КСП)” от ролевых игр, напротив, или вообщем зарабатывают этими играми (что, вобщем, сейчас очень тяжело и потому встречается довольно изредка), или имеют постоянную работу, в главном творческого нрава (незапятнанных “технарей” не так и много, компьютерщики же технарями себя не считают). Таким макаром, подавляющее большая часть участников движения можно отнести к интеллигенции, хотя Клубы самодеятельной песни (КСП) к их значимой части более подошел бы термин “люмпен_интеллигенция”.

А есть еще фэн_пресса. Временами в различных концах страны возникают разные фэнзины, посвященные ролевым играм и — сейчас уже в наименьшей степени, — толкиенистике. Самыми постоянными из схожих изданий на данный момент являются уфимский «Orc_Club Journal» и столичное “Мое Клубы самодеятельной песни (КСП) Царство”. Закончили свое существование “3-я Тема” (Владивосток), московские “Фэн_Гиль_Дон” и “Талисман”. Выпуск самиздатовских сборников стихов издавна уже стал традицией толкиенистского и ролевого движения — наименее чем за 10 лет по всей стране появилось, как минимум, три 10-ка схожих книг. Словом, движение живет и развивается, хотя время от Клубы самодеятельной песни (КСП) времени в самых внезапных направлениях.

РПГ (RPG — Role Play Games)за рубежом обычно предполагают не те ролевые игры, что у нас называются “полевыми” (игры на местности), а настольные типа AD&D — Adventures Dungeons and Dragons (довольно свободный перевод — “Приключения с подземельями и драконами”). Это, очень кропотливо разработанные, стандартные модули Клубы самодеятельной песни (КСП) для настольной игры, представляющие из себя сюжетный каркас, в рамках которого под управлением ведущего мастера (Dungeon Master либо “DM”) группа участников до 10 человек совершает (словестно) интереснейшие приключения в заблаговременно проработанной корпорацией_изготовителем (она именуется “TSR”) либо лично участниками…

“Сколько раз я грезил узреть впереди себя неприятельское войско, и, опустив копье либо Клубы самодеятельной песни (КСП) взяв в руки клинок, с кликом побежать на неприятеля без ужаса, не надеясь на победу, не думая о поражении, а ради чести. Но когда я увидел войско гуситов, сверкающее орудием и железными доспехами, мое сердечко переполнил ужас. Боже мой, в какую авантюру я попал!”

Многодневные игры куда труднее — и Клубы самодеятельной песни (КСП) сразу реалистичнее, так как пища, сон и остальные элементы быта преобразуются в часть игры. Потому классическими стали конкретно массовые игры, число участников которых доходило до трехчетырех сотен, а длительность могла достигать недели. В то же время выяснилось, что устройству быта на схожей игре приходится уделять много Клубы самодеятельной песни (КСП) времени и сил, что в полевых критериях, да еще усугубленных “военной” атмосферой, усложняет выживание одиночек. Потому основная масса игроков пребывает в составе команды, где социальные роли уже распределены и агрессивно привязаны к игровым: кто_то командует войсками, кто_то готовит пищу, кто_то обеспечивает охрану лагеря, кто_то ведет разведку Клубы самодеятельной песни (КСП) и занимается дипломатией... Словом, граничные характеристики большой игры сами, без вмешательства организаторов, приводят в действие механизмы формирования и развития социума. И не только лишь в игре, да и за длительное время до нее. Если команда готовится целый год, то ее стабильность гарантирует успешное роль в почти всех играх.

Естественно, в полном Клубы самодеятельной песни (КСП) согласовании с теорией исторических последовательностей, игровой социум стремительно заполучил феодальные черты, чему много содействовал средневеково_фэнтезийный антураж большинства игр. Лагеря перевоплотился в крепости, обнесенные высочайшими стенками с воротами и дозорными башнями. Зависимо от критерий местности, уровня обеспечения и сроков предигровой подготовки эти стенки были бы “виртуальными”, из картона Клубы самодеятельной песни (КСП) и веревочек. Но иногда строились серьезно... На башнях высотой три_четыре метра стояла охрана, облаченная в средневековые шлемы, калантари и кольчуги. После того, как в ролевые игры пришло много любителей фехтования, это искусство тут стремительно набрало силу, и доспехи начали создаваться по определенным историческим образчикам, время от времени даже и Клубы самодеятельной песни (КСП) в полный вес (создателю приходилось созидать кольчуги и цельнокованые доспехи весом по 25 кг). Ну и облачение стало еще более причудливым: “эльфийские” плащи из занавесок равномерно сделались дурным тоном, а исследование литературы по истории костюмчика привело к возникновению средневековых одежд, которым позавидовала бы другая театральная костюмерная. Но Клубы самодеятельной песни (КСП) скоро обнаружилось, что феодализм — это не только лишь великодушные рыцари в сверкающе-гремящих доспехах и красивые дамы в бархатных платьицах. Во время игры не рекомендовалось, без орудия и особенной нужды, высовываться за границы крепости. Ну и с орудием ходить в одиночку без риска быть “убитым” решались только самые лихие Клубы самодеятельной песни (КСП) бойцы. Остальным же приходилось посиживать в укрепленном лагере и покидать его только под охраной, к примеру, в составе торгового каравана или глубочайшей ночкой, когда мгла служила укрытием. Ибо какая же фэнтезийносредневековая игра может обойтись без орков, разбойников, наемников либо просто могущественного маркграфа, которому царский закон не писан?... Все же даже Клубы самодеятельной песни (КСП) настолько жесткие условия участников не отпугнули. Просто игровой мир стал фактически настолько же вещественным, как и реальный “большой” мир, но при всем этом не растерял очарования магической “потусторонности”. Скоро игры закончили быть только Хоббитскими, а потом и сам Толкиен отошел на 2-ой план. Да, Средиземье оказалось чуть ли не самым броским Клубы самодеятельной песни (КСП) из сделанных человечьим воображением миров, но нельзя же вечно жить в колыбели... И скоро игры верно разделились на два главных типа — исторические и фэнтезийные. Устроители первых строили собственный мир и сюжет на базе реальных событий, обрисованных в хрониках либо романах — такие игры были по нраву любителям исторических реконструкций Клубы самодеятельной песни (КСП). Вобщем, “незапятнанная” история без вариантов стремительно приелась, и еще огромную популярность заполучили волшебные и мифологические миры, также известные произведения из жанра фэнтези. Часто мастера брали за базу собственные разработки, а время от времени и просто свои неопубликованные романы*.

За 10 лет прошло около двухсотен ролевых игр на местности, а в Клубы самодеятельной песни (КСП) 2000 году проводилось около сорока игр в разных регионах нашей страны, от всем узнаваемых хоббитских игрищ (хишки) до игр в штатскую войну в Поволжье (1918 год), в США, Вьетнам, время “деток цветов” (за базу взят сюжет и сущность мюзикла “Волосы”). Принято считать, что наибольшей ролевой игрой являются хишки, но Клубы самодеятельной песни (КСП) это не так, к примеру в тренировочной игре под Москвой по сценарию “Саги о Нибелунгах” участвовало 2 тыс. человек. По всей Рф на данный момент существует несколько сотен ролевых клубов. Виден рост активности ролевиков, который разумеется обоснован не повышением их количества, а быстрее установлением понимания себя в качестве подкультуры, а Клубы самодеятельной песни (КСП) главное — улучшением информированности о проведении игр посреди членов этой подкультуры. Любопытно то, что из игр 2001 года, в подавляющем большинстве игроки бегали с клинками и т. п., и практически 1/3 была посвящена историческим играм по средневековью. За время своегосуществования численность игроков на хишках выросла практически в 10 раз. Видно, что движение не только лишь межрегиональное Клубы самодеятельной песни (КСП), да и межнациональное. На ХИ_90 приехали люди из Москвы, Ростова_на_Дону, Абакана, Киева, Улан_Удэ, Красноярска...

*К примеру, весной 1994 года под Харьковом свершилась игра “Сумерки мира” по мотивам получившего потом широкую известность цикла романов Г. Л. Олди (Гончаров Владислав 1999 год).


klyuch-k-testu-budassi-na-samoocenku.html
klyuch-k-uspehu-vera-i-nastojchivost.html
klyuch-k-zadaniyam-10-klassa.html